Лев Константинович Дуров | Московский театр "Школа Современной Пьесы"

Лев Константинович Дуров

Лев Константинович Дуров
23 декабря 1931 - 20 августа 2015
Лев Дуров родился в старом московском районе Лефортово, происходит из знаменитой династии российских цирковых артистов — дрессировщиков и клоунов. В школьные годы Лев Дуров занимался в драматической студии при Дворце пионеров Бауманского района, где его педагогом был С. В. Серпинский. После окончания средней школы поступил в Школу-студию МХАТ, на курс Георгия Герасимова и Сергея Блинникова. Среди преподавателей были мастера МХАТ, начавшие сценический путь в 20-е годы и раньше: Василий Топорков, Павел Масальский, Александр Карев, Иосиф Раевский.

 

 

После окончания Школы-студии МХАТ Дурова пригласил в свою труппу директор Центрального детского театра Константин Ясонович Шах-Азизов. Актёр согласился и в сентябре пришёл на первый в своей жизни сбор труппы, где встретился с Анатолием Эфросом, с которым не расставался почти 30 лет, переходя за ним из театра в театр. В Центральном детском театре они проработали около 10 лет. Потом – 4 года в театре имени Ленинского Комсомола: с 1963 по 1967. Когда Эфрос был отстранён от руководства «Ленкомом» и переведён в качестве очередного режиссёра в Театр на Малой Бронной, Дуров вновь ушёл вместе с ним. Этому театру актёр оставался верен до последнего дня. После окончания Высших режиссёрских курсов при ГИТИСе в 1978 году Дуров успешно сочетал актёрскую работу с режиссёрской.  В 2003-2006 годах, в нелёгкий для театра период, он принял ответственный пост главного режиссёра.

В кино Лев Дуров начал сниматься в 1954 году и сыграл за свою жизнь более 160 ролей, много работал на телевидении. Широкую известность и народную любовь принесли такие картины, как «Високосный год» (1961), «Иду искать» (1966), «Бумбараш» (1971), «17 мгновений весны» (1973), «Ксения, любимая жена Фёдора» (1974) «34-й скорый» (1982), «Успех» (1984) и многие другие

В 1991 году Льву Константиновичу Дурову было присвоено звание «Народный артист СССР». Владимир Качан, друг и партнёр Льва Дурова на сцене театра «Школа современной пьесы», говорил, что «география его звания формально сузилась до размеров России, а фактически расширилась. Потому что он по-прежнему народный артист и Белоруссии, и Украины, и Казахстана, и Прибалтики, и Израиля, и США, и всех других стран, где любят и помнят артиста Дурова, драматического клоуна, хулигана, анекдотчика, своего в доску мужика для всех слоев населения, а потому — абсолютно народного артиста»

В 1996 году Л. К. Дуров как художественный руководитель выпустил курс студентов в Школе-студии МХАТ.

Жизненным девизом Льва Константиновича Дурова можно считать фразу, которой он закончил одно из интервью 2007 года: «Ведь только через труд человек реализует талант, данный ему Богом!»

Свободное время предпочитал посвящать дому, семье. Слушал музыку П. И. Чайковского. Любимый писатель – Ф. М. Достоевский. Самая любимая и трудная, по словам самого артиста, роль на сцене тоже связана с этим именем: штабс-капитан Снегирёв в постановке А. В. Эфроса «Брат Алёша» (по роману «Братья Карамазовы»). Среди актеров Лев Дуров особенно выделял Иннокентия Смоктуновского.

Несмотря на колоссальную загруженность на сцене и в кино Лев Константинович Дуров успел написать три книги: в 1999 году вышла его книга  «Грешные записки». В 2008 году — ещё две: «Байки из Закулисья» и «Байки на бис».

До последних дней Лев Дуров параллельно с работой в Театре на Малой Бронной участвовал в спектаклях «Школы современной пьесы».

Он играл Сорина в «Чайке» Чехова и Бориса Акунина, Льва Толстого в спектакле «Миссис Лев» Сергея Коковкина, Санчо Пансо в спектакле «С приветом, Дон Кихот» и Бегуна во «Все будет хорошо, как вы хотели…». Он был главным рассказчиком на Вечерах театральной байки и участником всех клубных встреч «Школы современной пьесы». Вспоминая пройденный Львом Дуровым путь, Иосиф Райхельгауз писал: «В студенческие годы самым великим режиссёром для нас был Анатолий Васильевич Эфрос. И самый его парадоксальный, невероятный, фантастический артист – Лев Дуров. Была бесспорная эфросовская героиня Ольга Яковлева, были замечательные артисты Волков, Сейфуллин, Грачёв, и всё равно Дуров – первый.

Мы, конечно же, сбегали с лекций, чтобы подсмотреть, как Эфрос репетирует, а вечером прорывались на Малую Бронную, на балкон. Я помню “Женитьбу”, “Отелло”, “Брата Алёшу”, “Ромео и Джульетту”, и Дуров везде был грандиозен. Он оставался неразгаданным, казалось невозможным постичь, как он это делает. Дуровский психологизм был абсолютно мотивированным – понятно было, что с ним это происходит здесь и сейчас. Он заряжался настолько, насколько его заряжали партнёры, и выдавал столько, сколько этого требовала ситуация. И в то же время он артист необъяснимой, нелогичной формы. Неясно было, как в “Дон Жуане” он взбегает на стену. Он вдруг оказывался на стене и, удерживая гимнастический “угол”, произносил монолог. И какой монолог! Я задыхался от нахлынувших эмоций, причём они волной шли со сцены и поднимались изнутри одновременно. Это был такой объём, такая сочетаемость несочетаемого…

Эфрос во время репетиций любил давать пробовать роль разным артистам, и Дуров часто пробовал чужие роли. Он пробовал именно режиссёрский ход. “Разбор” – понятие, которое в театральную практику ввёл Эфрос, — Дуров умел реализовывать, как никто другой.

Дуров обладает удивительным качеством, которое для меня в театре не менее важно, чем профессиональные качества артиста, — это умение быть в компании. Чтобы в море образовался подводный мир, нужен камень, глыба скала, вокруг которого всё кристаллизуется. Тогда возникает ландшафт, климат, уникальная флора… Дуров – один из тех, кто этот климат в театре создаёт и удерживает. Он заряжает воздух, которым мы дышим. Он умеет слушать, умеет шутить по поводу себя и своих товарищей. Он может прийти на спектакль или на сбор труппы, на обед, на репетицию, и всегда создаёт поле, провоцирующее на талантливые, положительные проявления. Это очень важно. Важен его человеческий характер и его собственные представления о том, как должно быть в доме – спокойно, весело, легко, светло, любимо… (Из книги И. Л. Райхельгауза «Не верю»)

Энергия и находчивость Льва Константиновича, в буквальном смысле, вошли в историю нашего театра. Благодаря этим качествам артиста родилась байка о том…

Как Дуров забыл заснуть
Самая частая причина пожаров – непотушенная сигарета. Самая частая причина оговорок и конфузов на сцене – срочные вводы…
На гастроли в Воронеж не мог ехать Михаил Андреевич Глузский , игравший в «Чайке» Сорина. Вместо него роль Петра Николаевича попросили сыграть Льва Константиновича Дурова, который обычно играл доктора Дорна, а на место Дорна поставили Владимира Качана, который играл Тригорина, а Тригорина играл партнёр и дублёр Володи в этом спектакле Володя Стеклов. В общем, всех пришлось поменять местами.

Ирина Алфёрова, которая привыкла приветствовать Владимира Качана репликой «Здравствуйте, Борис Алексеевич», увидела на сцене сразу двух Тригориных и растерялась. Вместо реплики «Здравствуйте, Борис Алексеевич», обращённой к Стеклову, действующему Тригорину, она кинулась к Качану, но вовремя спохватилась и сказала:

-Здравствуйте… доктор…

А Лев Константинович, похоже, не успел перестроиться, и из его старика Сорина, который всё время жалуется на плохое здоровье и сидит в инвалидном кресле, «выпирал» активный, моложавый доктор Дорн. Дуров размахивал руками, всё время передвигался по сцене и говорил громко и уверенно.

В начале второго акта, где персонажи ведут оживлённый диалог, а чеховский Сорин по сюжету дремлет в кресле и даже похрапывает, есть реплика Аркадиной: «Петруша! Ты спишь?» Лев Константинович по привычке много передвигался, что-то напевал себе под нос и к моменту произнесения этих слов оказался далеко от своей инвалидной коляски, в противоположном углу сцены. Алфёрова-Аркадина уже собиралась сказать текст, но обнаружила, что Сорин не то что не спит,  а его вообще нет на месте. Повисла неловкая пауза. Артисты начали делать Дурову знаки и посылать красноречивые взгляды… Лев Константинович почуял неладное… и через мгновение одним прыжком перелетел через сцену, захрапел ещё в воздухе и плюхнулся в кресло!

— Петруша, ты спишь? – с облегчением спросила Ирина Николаевна Аркадина.
— Нисколько, — с редкой убедительностью произнёс чеховскую реплику только что приземлившийся Дуров. (Из книги И. Л. Райхельгауза «Мы попали в запендю»

Звания и награды:
1991 — Народный артист СССР
1996 – избран действительным членом Российской академии естественных наук, а также награждён  Орденом Дружбы (РФ)
2000 – стал двукратным лауреатом Международного Московского кинофестиваля за участие в фильме «Луной был полон сад»
— лауреат премии «Пегас» за участие в фильме «Не послать ли нам гонца?»
2006 – лауреат премии «Хрустальная Турандот» в номинации «За честь и достоинство»
Дважды награждён орденом «За заслуги перед Отечеством»: 2002 г. – IV степени, 2011 г. – III степени