Ваш Евгений Гришковец | Московский театр "Школа Современной Пьесы"

Ваш Евгений Гришковец

Здравствуйте!

За текущий год были задержаны, как минимум, шесть моих знакомых. Из них четверых я могу назвать добрыми приятелями. А уже из них одного могу назвать другом и одного – коллегой.

К счастью, один из приятелей уже отпущен и даже восстановлен в должности. Это радостно. Вот только, арестовывали его громко, показывали по всем каналам, в наручниках везли через всю страну. А вот отпустили по-тихому, без извинений и публичных сообщений. Но в нынешнее время роптать грешно и чревато. К счастью, мой приятель жив-здоров, работает и, как прежде, руководит вверенным ему университетом на благо студентов и Родины.

Друг мой, близкий и любимый человек, сидит в Белоруссии, гражданином которой он и является. Сидит с весны. Толком даже не знаю, какое ему предъявлено обвинение, если вообще предъявлено. Он в своё удовольствие частенько снимался в фильмах, в эпизодах, играл в театре по мере сил и возможности, много пел, часто сидел в жюри местного КВН и является большим знатоком и специалистом в этой сфере. Вообще он в Минске уважаемый и любимый человек… Теперь сидит. И сидит точно не за пение и КВН. А вот за что, мне неведомо… Его я считаю своим другом…

В этом году впервые передавал записки друзьям в СИЗО. Писал от руки бумажки и отдавал тем, кто мог передать их, что называется, за решётку. Прежде мне некому было писать в заключение. Даже в девяностые годы… А теперь есть кому.

А в понедельник был задержан мой коллега, именно коллега, Борис Вайнзихер. Сейчас ему избирается мера пресечения. Насколько я понимаю и насколько силён в этих процессуальных тонкостях…

Для широкой общественности и для СМИ Борис Вайнзихер — гендиректор «Т Плюс», и задержан он по обвинению в даче колоссальной взятки бывшему руководителю республики Коми. Знаю, что его перевезли в город Сыктывкар. Да, собственно, все, кто следит за новостями, об этом знают. И для большинства из тех, кто следит за новостями, Боря какой-то очередной коррупционер, которого, наконец-то, схватили за руку… А я хочу сказать, как герой фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих» в исполнении великого Солоницына: «А я не верю! Не верю!»

Борю Вайнзихера я знаю не как, в прошлом, крупного государственного служащего, а потом большого бизнесмена и руководителя… Более того скажу: Борю я как влиятельного и богатого человека вообще не знаю. Я знаю его как актёра, который предан не только сцене, но и театру, как таковому. Я знаю его как в высшей степени ответственного, умного, по-настоящему скоромного и интересного человека.

Про Борю я услышал от Иосифа Райхельгауза давно. Он мне сказал, что есть, мол, такой человек в Санкт-Петербурге – Борис Вайнзихер, который весьма заметно работает в энергетике, который в этой самой энергетике один из крупнейших в России людей, но, при этом, он ещё играет в народном театре. Когда-то, в студенческие годы, самодеятельным театром увлёкся, да так и не бросил это занятие. К тому же, сказал мне Райхельгауз, он действительно весьма и весьма приличный и самобытный актёр.

Я сначала не поверил. Иосиф Райхельгауз любит привлекать к своим спектаклям и в свой театр людей, которые могут подогреть интерес публики. То вытащит на сцену Жириновского, то, к несчастью, заставит говорить на сцене Волочкову. Иосиф Леонидович не чужд фокусов. Но в актёрском качестве он точно понимает. Понимает хорошо и глубоко. Поэтому, мне, хоть я и не поверил сразу, но стало очень любопытно увидеть некого Вайнзихера на сцене.

Я не раз видел людей, которым кажется, что они очень артистичны, и что они прекрасно знают всё о том как надо играть драматические роли. Делают они это всегда самоуверенно, часто пошло и всегда глупо. Для этого можно вспомнить всех многочисленных бывших КВНщиков, которые решили, что про актёрство им всё понятно.

Вайнзихер на сцене меня очень удивил. Я увидел актёра, работающего не широкими мазками, не бегающего по сцене, не берущего голосом и крупными артикуляциями… Боря работал, скорее, на полутонах, вдумчиво, с большим интересом и проникновением в суть персонажа.

Вайнзихер на сегодняшний день работает, (не хочу сказать — работал) во всех спектаклях по моим пьесам в театре «Школа современной пьесы». Он удивительно интересен в пьесе «Дом». А мне есть с кем сравнивать Борину работу. Он играет этот спектакль у Райхельгауза в дубле с Александром Гордоном, а ещё я могу сравнивать Борино прочтение этого персонажа с тем, как прочёл и сыграл его в МХТ чудесный Игорь Золотовицкий. Борин герой совершенно другой, но он близок и моему замыслу, и тексту пьесы.

Я видел в жизни довольно много случаев, когда богатые и влиятельные люди решали каким-то образом поучаствовать в некоем творчестве. Есть олигархические персонажи, которые поют, и не только в караоке. Есть один очень богатый крендель, который считает себя рок-н-рольщиком, завёл себе рок-группу, студию, кучу гитар, столько же мотоциклов и бандан на голову, платит всем, чтобы с ним играли и говорили, что он чуть ли не Ричи Блекмор и Фрэди Меркури в одном лице. Даёт концерты, даже ездит с концертами по Европе. Видимо, платит и зрителям, чтобы те приходили. Тешит самолюбие, придурок.

Есть люди, у которых крупные капиталы и бизнесы, решившие кого-то продюсировать, чаще всего лояльных к ним красоток. Есть и те, кто пробует себя в поэзии, прозе, засоряя и без того кишащее графоманами пространство. Многие попробовали себя в киноиндустрии. Им показалось, что они, если заработали огромные деньги и поняли многое в жизненных процессах, и кинопроцесс могут организовать. На самом деле им грезился восторг кинодив, интересные приключения, фестивали, и прочие радости мира грёз.

Все, мною перечисленные, занимались и занимаются исключительно собственным самолюбием и собственной скукой.

А Боря любит театр. В противном случае он не находил бы, не выкраивал бы по максимуму время для репетиций. А репетиционный процесс в театре – это долгое, подробное и чаще совсем невесёлое занятие. Он ездил и летал на спектакли. А это, уж поверьте, не фестивали с красными дорожками и брызгами шампанского. Часто после спектакля ему приходилось спешить на поезд или самолёт, чтобы вернуться из Москвы в Петербург. Боря за долгие годы работы в театре «Школа современной пьесы» доказал своим серьёзным и строгим отношением к делу, что он не ищет себе некой популярности через участие в спектаклях. Он не стал узнаваемым на улице человеком, у него не берут автографы в аэропорту, он не рвётся в светскую жизнь через ту дверь, в которую входят актёры, а не бизнесмены. Его интересует театр, драматургический материал, раскрытие образа, репетиционный процесс и сценическая работа. Это его интересует не как хобби. Ему это важно сущностно и профессионально. Я не встречал никогда ничего подобного.

Честно говоря, если бы ни какие-то новости, ни интернет и ни какие-то сторонние разговоры, то я мог бы и не знать, что Вайнзихер – крупный руководитель и состоятельный человек. Я знаю его жену и детей и я знаю его. При первом знакомстве я подумал бы, что это технический интеллигент и его семья. Скажем, главный инженер или главный технолог какого-то серьёзного предприятия. Такой он в поведении…

В театре же он просто актёр. Я никогда не видел и не могу себе представить Бориса в окружении охранников, телохранителей, в сопровождении какой-то свиты… Я не могу представить себе его в каких-то тех условиях, в которых, обычно, воображение рисует богатых людей. Он просто неспособен на грубое поведение и барские замашки.

Когда он мне звонил, он всегда звонил с какими-то вопросами, например, по пьесе или с вопросами после просмотра моего очередного спектакля. Когда ему было что-то по-настоящему непонятно в написанном мною диалоге или какой-то сцене, над которой он работал, он либо хотел встретиться, либо писал мне и формулировал вопрос очень точно. Его вопросы говорили о том, что работа над пьесой и спектаклем для него является важнейшим делом.

Не так давно он звонил мне и с восторгом хвастался, что ему довелось репетировать и даже играть вместе с великим актёром Алексеем Васильевичем Петренко. Для него это было определённо важнейшим событием за последнее время, если не вообще. А буквально на днях мы должны были, и я этого ждал, начать репетировать в спектакле Райхельгауза «Пока наливается пиво».

Я очень и очень не хочу писать и передавать Боре записки. Я очень хочу, чтобы всё выяснилось как можно скорее, и он вернулся в театр, приступил к репетициям и возобновил работу в репертуаре.

Я абсолютно уверен в том, что человек, так глубоко по-настоящему и абсолютно бескорыстно преданный искусству, который находит возможность в своей столь сложной жизни для сосредоточенного и скромного участия в работе театра… Убеждён, что он порядочный и честный человек.

Я знаю Борю только как коллегу и талантливого актёра. Но хотел бы вспомнить цитату из фильма «Берегись автомобиля»: «И прекрасный работник! А вы не знаете и молчите!»

Ваш Гришковец.

( http://odnovremenno.com/)
08.09.2016